Я до сих пор офигеваю от того суеверного страха перед тонкими мирами, духами и сущностями, который есть у людей.

В моей жизни был один единственный страх — это прожить жизнь глупо и бессмысленно, не найти ключ к практике, не разобраться почему я вообще тут оказалась. А после этой жизни, когда срок годности тела выйдет и сознание его покинет — совершить самораспад сознания на чистейшую энергию от позора, что сознание моего класса умудрилось так обосраться.

И чтобы этого не случилось — страх подгонял меня к моим исследованиям.

Я срезала шаманский бубен, входила ночью в заброшенные дома, гуляла по “нехорошим местам” и абсолютно не боялась. Я вызвала духовный мир на дуэль.

Страх — двигатель прогресса, поэтому нужно бояться правильных опасностей и делать все, чтобы он не настиг вас.

 

Money honey

“Летящей походкой ты вышла из Мая.” — звенела в ушах беспощадная советская музыка. Чувства в те времена нужно было согласовывать с протоколом заседания Комсомола, поэтому и творчество тех времен слегка кастрированное  и неискреннее.

Тем не менее, я прекрасно понимала, что в дешевых китайских штиблетах летящей походкой из Мая не выйти (в них лучше дома сидеть и не позориться!) — поэтому нужны эксклюзивные крылатые кроссовки Jeremy Scott. Без них далеко не улетишь. Поэтому второй мой страх — это отсутствие финансового бэкграунда. Поэтому я всегда много работала, и делала все что угодно, лишь бы не оказаться в без летящей походки.Дарина Фрейн Битва Экстрасенсов

Когда вы не родились в семье Рокфеллер, у вас должна быть единственная цель — выйти из финансовой задницы, точнее задницу эту поднять и научить продавать свой труд красиво и изящно. Для этого неизбежно нужно постижение опыта, постоянное обновление навыков и вообще  — гибкий ум и талант к коммуникации. В этом мире интроверты обречены, и любые типы энергетического питания, не связанные с энергией толпы — и не умеющие ее перерабатывать обречены.

Страх того, что мое финансовое положение не позволит мне устроить в этом мире “Пикник на обочине” подталкивал меня придумывать самые разные схемы в бизнесе, и показал что люди боятся интровертно — они сидят и ссутся) В прямом смысле — все эти затяжные депрессии, разработанные психотерапевтами, это тупой интровертный страх. Значит вы не боитесь по-настоящему, а просто не выросли еще. Когда вы боитесь безденежья — вы будете ебашить и забудете о том, что такое рефлексия.

Forget me not

Третий страх — страх забыть себя. Удивляют люди, которые думают что за год-месяц-неделю ( у каждого свои дэдлайны постижения) хотят получить чистенький духовный диалог. Однажды я услышала, что кто-то лет 10 хоботился и безуспешно изучал талмуды мертвых практик, и ему “по выслуге лет положено”.

Но не хотят менять себя и реконструировать свое бытие. У меня диалог формировался несколько лет, причем я никогда не обращалась к другим практикам, чтобы избежать захламления восприятия чужеродным опытом.

Духовный диалог сам по себе не нес практической пользы — чтобы научить моих пацанов понимать этот мир также понадобились годы. Пока вы не научитесь им объяснять как вы живете — они вам никак не помогут. А не, мои устраивали “слезную мессу” когда мне было грустно. Ясен пень, что толку от “мессы” было как от козла — молока.

Чем вы более образованы, эрудированны, чем богаче ваш словарный запас и чем четче вы умеете формулировать — тем проще будет вести диалог. По трубе представители высших миров синхронизируются с вашим подсознанием и на основании вашего опыта будут искать образы и символы, чтобы объяснить свой мир.

 

I want to believe

Моим третьим страхом было перестать верить в себя, свое великое сознание особенно пока шел процесс адаптации в этом мире, к его законам и динамике. Мир всегда меня замедлял — ибо “поспешишь — людей — насмешишь”.  А если мне кому-то удавалось поведать немного о своем духовном мире — то сразу “ой а че ты тут не Рокфеллер” — у людей свои мерила духовности.

Но я верила, что есть нечто бОльшее чем остаток на банковском счету. И знала — мне нельзя в систему. Нельзя, блять идти в институт и на работу в офис, и рубашки гладить я не умею, к слову. Но самое страшное в системной жизни — подсознание убивается и затупляется, как дешевый кухонный нож, который используют много лет без заточки.

Хотя я могла бы построить неплохую карьеру, я думаю. И была перспективной студенткой. Но созданный и запущенный мной знак разрушения системы рушил ее именно в моем поле. Никакие типовые методы заработка у меня не получались. Для меня было кромешным адом приготовить ужин, выбрать продукты, сделать справку в бюрократической инстанции.

Я старалась научиться — но у меня не получалось. Потом я перестала стараться. Я не сразу поняла, что то, чему я учусь и к чему готовлюсь — намного ценнее любых бытовых навыков, которые в нашей стране дешевые, как вода.

У меня топографический кретинизм, я не различаю право и лево, я не могу сложить в уме два числа и вообще не умею считать.

Но зато я ориентируюсь во всех мирах и коридорах, могу общаться с их представителями на равных, читаю пути сознаний в Книге Бытия без переводчика, не говоря уже о практических навыках работы с пространством. С помощью моей искры хэш я могу направить невидимый луч на любое сознание и осветить его истинные смыслы. Умею расщеплять свое сознание и быть в нескольких местах одновременно. И кроме того, умею преобразовывать гигантские масштабы энергии и пропускать поток силы такой,  от которого любой обыватель кукушкой двинется. (туда ему и дорога!)
Поэтому я боялась не подтвердить свой потенциал — и делала все для развития.

Я создала вокруг себя вихрь постоянно развивающейся системы самообучения и поэтому регресс мне не грозит.

Дальше я решила научиться ликвидировать человеческие эмоции, потому что они — одна из самых страшных отрав для подсознания. Безграничная любовь, бессмысленная ревность, одиночество, желание нравится, стремление подражать, зависть, игра в социальные роли, неконтролируемая агрессия к тем, кто не разделяет ваши убеждения  — я все это по очереди и методично отключала. На это ушло в общей сложности около 7 лет. Мои пацаны создали настоящую исследовательскую группу вокруг этого явления.

После того, как эмоции тела были зачищены — я начала чувствовать подсознанием — и поверьте, на этой фазе открывается такой спектр оттенков чувств, что его крайне сложно описать на русском. И на английском тоже, нереально.

После этого начался пятилетний этаж жизни “год за 5” — чтобы наверстать все то время, что заняла подготовка сознания. У меня появилось такое количество новых навыков, что если клонировать меня — можно было бы закрыть все вакансии (кроме уборщицы и охранника) в небольшой компании.

Пахала я самоотверженно, но помнила про “модус киевского таксиста”.

Знаете, у киевских таксистов есть прикольная тенденция — если вы решите завести с ними разговор, то каждый из них “вообще не таксист, это временно”. Как правило — они или город изучают или прокачивают навыки коммуникации.

Так вот — опыт таксистов в чем-то неоценим — вы должны знать ради чего вы убиваетесь (иначе вы так точно не убьетесь!). Я знала, что все мои проекты, креативы и бессонные ночи, и сотни согласований и писем приведут меня к чему-то ценному и научат тотально полезным вещам.

 

Порой удивляюсь, как необразованные колхозники пытаются залезть со свиным рылом в духовный мир, как правило в надежде что-то получить от него.  А посмотришь на него — страшненькое, больное, жизнью побитое, унылое и запуганное всеми духами и суевериями. Оно про спортзал слыхом не слыхивало, про бюьти-индустрию духом не чуяло. Я серьезно — некоторые высокие духовные состояния постижения стали доступны только после полугода суровых тренировок по кроссфиту.

Поэтому никто и не знал о моей практике толком до осени 2017 года. Я не выпячивала это ни амулетами и одеждой, ни делала двусмысленных пророчеств и не закатывала глаза, чтобы через практику показать свою уникальность. Словом, мои оправданные понты появились много позже — вслед за реальными личными результатами.

Любые страхи фантомны — как правило, люди не могут толком объяснить, чего боятся в практике, и не только в практике, кстати.

Если вы боитесь чего-то — попробуйте проанализировать то, что вас пугает.

“Вдруг дух что-то мне сделает” — ЧТО? Укусит за бочок? Вселится и будет с вами жить? Проклянет или что там еще загружает в наши неокрепшие детские головы киноиндустрия? Откуда вообще у людях эта информация — они не могут объяснить свои суеверия, апеллируя только тем что “так говорила моя прабабка” ))

“Я боюсь что практика отразится на детях” — на детях скорее унылый и бессмысленный путь не реализованных родителей отражается.

“Я переживаю что у меня не будет денег” — тут вообще есть одна волшебная дзен-буддистская мантра “ебашить и еще раз ебашить” — и накапливать опыт.

Трудиться так, чтобы была цель. Не работать бессмысленно ради теплого места или потому что папы и мамы отдали вас в институт и пробашляли обучение. Либо драться за право делать то, что вы считаете своим призванием — либо накапливать опыт в других сферах и знать, что это временно.

Вчера был мне инсайт в особом духовном состоянии — нельзя ни на минуту забывать свое истинное имя, нельзя забывать кто ты — вот тогда и практика у вас получится, и мирское станет привлекательным.

 

Вы все еще хотите духовности? Обучение — тут:)